16 марта 2012

Взгляды Аристотеля на природу человеческой души

сохранено в Психология |

В статье повествуется о взглядах великого древнегреческого философа Аристотеля на суть души и присутствие в ней светлых и тёмных сторон.

Ученик Платона Аристотель (384 – 322 гг. до РХ) посвятил размышлениям о душе целый труд – «De anima», в котором размышляет над возможностями человека постичь характер и сущность своей души. Одушевленным он признает все, что подает признаки жизни. По Аристотелю, душа суть форма, создающая и подчиняющая себе материю тела. Низшей составляющей души является душа вегетативная, или растительная. Ею наделены все живые существа со времен своего возникновения на Земле и до скончания веков. Выражаясь современным языком, данным компонентом души определяются метаболизм, рост и размножение. Посредством вегетативной души существа пытаются участвовать в создании того, что божественно и вечно. Это их вклад в процесс развития.

Более возвышенной является душа анимальная (животная), или чувственная. Она делает реальными восприятие, воображение, память, чувства и движения.

Высшая из душ – душа разумная – является по своей сути привилегий человека, но в элементарной форме существует и у животных. Она повелевает двумя низшими душами и в конечном итоге, благодаря тому, что познает и мыслит, является носительницей свободной воли. Есть тут, однако, одна существенная и интересная деталь. Душа разумная двуедина. Одна ее часть – разум пассивный – смертна. Она тесно связана с телом и восприимчива ко всем его изменениям. Другая – разум деятельный – собственно, не имеет ничего общего с телом. Она бессмертна, вечна и по характеру своему божественна.

Так что, если хорошенько подсчитать, то слагаемых получается уже четыре. Аристотель, однако, ведет речь только о трех. В сравнении со своим учителем Платоном он более критично настроен по отношению к человечеству. Божественную сущность души человека он признаёт, собственно, лишь за одной четвертой ее частью. Правда, в отличие от Платона, не отказывает оставшимся слагаемым души в реализации божественного творческого принципа. Это справедливо и по отношению к самому низшему слагаемому, душе вегетативной. Кроме того, Аристотель не противопоставляет «божественную» или позитивную, часть нашей души ее низшим составляющим, отмеченным печатью материального, и, стало быть, негативным, в сущности, слагаемым. По его мнению, каждая душа открыта для доброго.

Аристотель и его учитель Платон «оплодотворили» европейскую мысль, суждения их сохранили свою значимость и по сей день. Пусть это выглядит не слишком оптимистично, но с тех пор мы узнали о нашей душе немного нового. Современные теории не только выстроены на классической триаде слагаемых души, но в них также угадываются основные положения либо Платона (в человеке заключено много зла, в нем много такого, что отдаляет его от Бога, низвергая в грешную пыль земли), либо Аристотеля (человек в целом открыт для доброго, даже самое низшее в его душе принимает участие в божественном созидании).

Оба древнегреческих философа оказали влияние на основное европейское идейное течение – христианство. Однако вплоть до эпохи Возрождения в вопросах добра и зла относительность человека доминировала скорее позиция Платона, нежели Аристотеля. Человека, или его душу, считали созданным по образу и подобию Божьему. Вместе с тем учитывалось, так сказать то, что нужно действовать с оглядкой на темные (сатанинские) силы души и в социальном плане оказывать на них позитивное влияние. С дьяволом шутки плохи – нужно приложить все силы, чтобы обезопасить себя от его тлетворного влияния.

Обсуждение закрыто.