16 апреля 2012

Введение в педагогику и в понинимание родительского начала

сохранено в Психология |

С точки зрения классической педагогики, предполагается, что никого ничего не интересует. Никому не хочется учиться, никто особенно не жаждет узнать что-то новое. Стало быть, к усвоению чего-либо в этом роде человека нужно «притянуть за уши», или заставить. В семье это может быть сделано ласковым тоном («Садись-ка за уроки, чем скорее управишься, тем быстрее пойдешь гулять. А я тебе помогу; поверь, нет ничего такого, чего нельзя было бы пережить»), либо с оттенком эмоционального шантажа («Будешь плохо учиться — так и останешься несмышленышем и кончишь свою жизнь под забором, я этого просто не переживу!»), наконец, даже посредством насилия и угроз («Будешь учиться весь вечер, на двор ни шагу и телевизора тоже тебе не будет! Не возьмешься за ум — летом не поедешь ни в какой лагерь, а о том, чтобы собаку получить, и не мечтай!»). Тут все зависит от того, каков внутренний Родитель у того или иного родителя. То же самое относится к поведению учителей. В их словах всегда содержится некая угроза, мол, если не станете делать того и этого или, напротив, станете делать то, чего не следует, вам будет очень плохо.

Данная позиция характерна, в том числе и для наиболее мягкого варианта. Так поступают родители, так поступают учителя. Дело в том, что они тоже были детьми и тоже ходили в школу. Одно из убеждений, сформировавшихся у нас еще в детстве, состоит в том, что учеба, собственно, занятие малоприятное. Учиться — тяжелый труд, что, конечно, необходимо делать ради будущего. Стало быть, нужно принуждать себя к этому силой воли. Если речь идет о юных индивидах, управлять данной ситуацией должны педагоги или родители. Если же мы сами взрослые и занимаемся самообразованием, в этом случае все зависит от силы нашей собственной воли. Она, конечно, нередко изменяет нам даже в зрелом возрасте, и посему, при желании чему-либо научиться, мы охотно ищем тех, кто заставит нас это сделать, то есть неких наставников.

Однако результаты наших благородных целеустремлений не всегда соответствуют нашим ожиданиям. В частности, это видно по языковым курсам, пользующимся такой большой популярностью, но переполненным главным образом в первое полугодие первого года обучения. Немало людей и в зрелом возрасте начинают изучать иностранные языки, но так и не овладевают ими. Когда, скажем, после пятой безуспешной попытки выучить другой язык они подводят итоги, то, согласно своему характеру, ищут виновника либо вне себя, либо в самих себе. В первом случае вина ложится на учителей — не сумели, мол, нас научить, что можно понимать так: не обладали достаточной силой воли, чтобы заставить нас выучить язык. Во втором — усматриваем причину в слабости собственной силы воли, в недостатке систематичности, усердия и т. д.

Данный, вошедший в привычку ритуал дает о себе знать и в том случае, когда вы решаетесь поработать над собой. Тут в вашем распоряжении как специальные, так и популярные руководства, ставящие подобные предрассудки во главу угла своих подходов. Так что, основываясь на собственных школьных воспоминаниях и на доступной вам литературе, вы уясняете, что хотя самовоспитание и самопознание сами по себе прекрасны, однако путь к ним тернист и нередко болезнен. Главное — о чем вы тоже можете прочитать — это стремиться!

Сильная воля — это качество, якобы необходимое, прежде всего. Собственно говоря, волю в данном случае следует понимать как отражение взглядов внешних авторитетов. Речь идет о том самом менторе Родителе внутри нас.

Парадокс, однако, заключается в том, что чем больше человек стремится, тем печальнее оказывается результат. Ибо он всего-навсего стремится сделать X или не сделать Y, а иначе, мол, ему будет плохо. Значительную часть жизненной энергии он расходует на то, чтобы действовать в соответствии с собственными представлениями о необходимости каких-либо мер. Другую часть энергии поглощает его страх перед тем, что произойдет, если меры эти не подействуют и все закончится наихудшим образом. Наконец, остатки энергии он тратит на разного рода обоснования и оправдания, почему именно не случилось то, чего не случилось. Если предыдущие упражнения вам не удавались, могло это происходить, в том числе и потому, что вы, обладая «сильной волей», не преминули воспользоваться ею, то есть принудили себя играть. Между тем игра, чтобы являться таковой на самом деле, должна носить спонтанный характер. Никаких там: «Черт возьми! Неужто я не сумею себя заставить? Уж если я потратил столько денег на книгу, то просто обязан сыграть в эти игры! И нужные мысли должны приходить мне в голову именно сейчас!» Играйте только в том случае, если у вас действительно есть желание, и до тех пор, пока игра вас занимает. Гарантируем, что тогда вам не придется чертыхаться. Человеческая психика парадоксальна: тщетными бывают попытки вызвать что-либо в сознании любой ценой и, наоборот, трудно при желании избавиться от навязчивых мыслей. Все мы по опыту знаем, как не раз пытались припомнить какое-либо название или имя и только напрасно ломали голову. Но стоило нам оставить это занятие и предать-ся иным, более интересным делам или думам, как желаемое воскресало в памяти само собой. То же происходит в ситуациях, когда с нами приключается какая-нибудь неприятность. Хотя мы и стараемся не думать о случившемся, понимая, что ни к чему это не приведет, ничего уже не исправишь, однако невольно возвращаемся к происшедшему. В крайних ситуациях доходим до того, что начинаем мысленно гнать от себя «запретные» темы. И чем настойчивее мы это делаем, тем сильнее одолевают нас мучительные думы.

Об этом было известно еще алхимикам, и некоторые из их «абсолютно надежных» рецептов заканчивались рекомендациями типа «при изготовлении сего эликсира не следует думать о медведе». По-своему алхимики были большими авантюристами.

Они разбирались в тонкостях человеческой психики и преспокойной торговали своими рецептами, зная, что они не реализуемы и посему нечего боятся возможных рекламаций.

В том, что данный прием действует надежно, убедиться нетрудно. (Прервите-ка чтение книги и постарайтесь не думать о медведе!) Впрочем, возможно и другое объяснение. Что если алхимики вовсе не были мистификаторами, а просто знали жизнь? Ведь алхимия была дисциплиной, закрытой для непосвященных. Не являлось ли все это своего рода страховкой на тот случай, если рецепт попадет в руки некомпетентного человека? Человека, который, с их точки зрения, не способен управлять собой и парадоксами своей психики? Ибо они понимали, что доступ к определенным знаниям должен иметь лишь духовно развитый и зрелый человек. В этом смысле они действительно знали жизнь. Представьте себе, какие беды могла бы принести маленькая водородная бомба, попади она в руки неподготовленного человека.

В сознании людей наиболее глубокий след оставляют душевные раны и то, когда они переживают угрозу потери или утрату ценностей, от которых находятся в сильной эмоциональной зависимости. Впоследствии это становится для них тем самым медведем. Они выставят его через дверь — он влезет в окно, вышвырнут из окна — он вернется по дымоходу. Тут вновь уместно обратиться к открытиям, сделанным эзотерическими дисциплинами. В религиях Востока и Запада наивысшей добродетелью является «отрешение». Термин не слишком удачный, но лучшего мы пока не обнаружили. Тот, кто выбирает мистический путь, не должен, подобно токсикоману, испытывать тягу к мирским ценностям, он должен отрешиться от них. Просто не следует желать их любой ценой. Невозможно прийти к мистическим откровениям и посредством волевых усилий. Сущность медитирования заключается в том, что необходимо терпеливо и спокойно ждать, когда информация поступит сама собой. В пользу этого говорит долгий практический опыт. Мы не призываем вас становиться мистиками, но если вы будете судорожно цепляться за мирские (с точки зрения мистики) ценности, ничего у вас не получится. Это тоже вопрос «твердой воли». Наличие у человека сильной мотивации к чему-либо (а когда речь идет о зависимости от того или иного явления, она у нас достаточно сильная) еще не означает, что волевыми усилиями он непременно добьется своего. Европейцу слышать об этом не очень-то приятно.

С детских лет на внушали о том, что мы обязательно должны стремится, главное – стремится, мол, результат не имеет решающего значения.

Как часто ребенок слышит, будто неважно, что ему чего-то не удается, стремление — вот что необходимо. Критики данного подхода охотно сравнивают дидактические методы Запада и Востока. Однако вовсе не обязательно учить, скажем, санскрит, чтобы уяснить суть про-блемы. Вполне достаточно познакомиться со взглядами типично западного мыслителя Коменского. Он очень хорошо понимал, что игра — более эффективный прием обучения, нежели принуждение.

Есть тут еще одно «но». В той ситуации, когда мы чего-либо сильно желаем и очень стремимся достичь этого, мы одновременно весьма боимся того, что наши старания окажутся тщетными. В таких случаях жизнь поступает с нами как мать, трехлетнее чадо которой закатило в магазине истерику из-за сладостей. Возникает конфликт, и получение лакомства откладывается на неопределенный срок. Ребенок остается ни с чем — нельзя же, в самом деле, потакать вымогательству! При этом не исключено, что мать, отправляясь за покупками, имела намерение сделать что-либо приятное для ребенка. Просто не следовало так настаивать на вожделенном лакомстве. Активное (допускаем, что приведенный пример в социальном смысле не показателен) проявление сильной воли принесло ребенку мало пользы. Разве редко в своих представлениях мы уподобляемся маленьким плачущим детям? Вот вам и результат.

Все, что было сказано по поводу вышеупомянутого вымогательства сладостей, справедливо и по отношению к упражнениям, помещенным в данной книге. Не стоит заблуждаться на тот счет, будто все у вас должно происходить так, как мы это описываем. Никакой твердой воли или принуждения. Наши упражнения — это игры. Но не такие, играя в которые можно либо выиграть, либо проиграть, и где существует только один правильный выбор. Это игры ради игры. Они предполагают расслабленность и наличие творческого подхода. Вспомните, как играют дети в придуманные ими игры. Скажем, когда они начинают играть в магазин, то совершенно не заботятся о том, что будет происходить дальше и чем все это закончится. Играя, они сочиняют историю и тем самым создают свой мир. Если одна игра им надоедает, они принимаются за другую. Поступайте так же и вы.

Конечно, может возникнуть проблема: вы не сумеете расслабиться. Или наши рекомендации, какими бы хорошими они не казались, ни к чему не приведут.

Обсуждение закрыто.