5 марта 2012

Типичные источники психотравм

сохранено в Здоровье, Отношения, Психология |

Психическую травму может нанести каждый. Правда, интеллигентный человек, альтруист, который тревожится, как бы даже ненароком не ущемить интересы другого, допускает это или по незнанию или как исключение. Эгоист, человек хамоватый и недалекий, травмирует других часто, мимоходом, даже не пытаясь дать отчет в том, что он сделал (« А что тут такого? Ничего ей или ему не будет»).

Опаснее всех психопаты (и, в меньшей мере, акцентуированные личности) – истеричные и возбудимые. В плане психологии им свойственны незрелость полового влечения – наличие поискового инстинкта, эгоизма, агрессивности. Истерический психопат чаще всего сексуально холоден. Предоставленный самому себе, он редко испытывает необходимость реализации полового инстинкта, ему не нужен онанизм. Во взаимоотношениях с лицами противоположного пола сохраняет холодность, которая сочетается с расчетливой рассудочностью, позерством и неискренностью. Половая жизни истерика рассчитана на публику, но свою показушность он маскирует деланной скрытностью, которая сопровождается якобы «случайными» признаниями и оговорками. Истерик, намекая на свою интенсивную половую жизнь и компрометируя для поднятия собственного престижа доверившихся ему людей, как бы «проговаривается» и тут же «спохватывается». Он делает многочисленные намёки, демонстрируя свое неотразимое явление на лиц противоположного пола, как бы свойственные ему неординарность, силу характера, интеллект.

До начала демократизации у нас в стране, собственную мнимую значительность истерик часто подчеркивал псевдорадикализм политических взглядов, намеками на особую осведомлённость, а также на свою проницательность в анализе текущих событий. На самом деле, ни сильного характера, ни высокого интеллекта у него, как правило, нет. Демагогия и малая интеллигентность, отсутствие всех тех черт, которые принято считать особенностями мужчин, поверхностность, лживость и театральность были свойственны истерикам во все времена. Чем больше истерик, например, запутывает свою избранницу, тем большее удовольствие это ему доставляет.

Гедонизм истерика холодный, бездушный, показной и агрессивный. Все это делает связь с ним опасной в плане возникновения невроза.

Моника, студентка медицинского института, была очень неординарной девушкой, скромной и интеллигентной. Прекрасно училась, глубоко знала и чувствовала поэзию и живопись. С ней легко и интересно было беседовать. Она всегда была окружена сверстниками, охотно и часто ходила в походы, принимала деятельное участие в подготовке праздничных вечеров в школе и институте. Учась на втором курсе, она познакомилась с парнем, отчисленным из одного московского вуза. Он произвел на нее впечатление своей независимостью и радикализмом политических высказываний, осведомлённостью в православии и в восточных религиозных культах, а также близостью к московским театральным кругам. Он говорил о закулисных сторонах театра и кинематографа, о творческих проблемах известных деятелей искусства, намекая на то, что вхож в их самый интимный мир.

Словом, Моника сочла себя влюбленной и вступила в близость со своим избранником. Связь оказалась очень короткой. Он продемонстрировал Монике холодность, а она, оторопев поначалу, на продолжении близости не настаивала. Дело, однако, этим не закончилось. О связи стало известно знакомым и малознакомым людям, причем слухи передавались с обидными для Моники подробностями. Все это, в конце концов, не было чем-то исключительным, но дело осложнилось тем, что несколько месяцев спустя москвич попал в неприятную историю, связанную с групповыми сексуальными развлечениями. В ходе компании по разбирательству этой истории совершенно незаслуженно стала объектом разбора, и госпожа Моника. Все это очень сильно отразилось на ней, хотя потом её всё же восстановили в институте… Она стала замкнутой, отношения с юношами приобрели враждебный характер, причем неоправданная враждебность проявлялась тем больше, чем ярче и интересней оказывался молодой человек. Развились другие проявления невроза.

Беда девушки заключалась в том, что она не разобралась в психологии своего избранника – истерического психопата, самоутверждающегося за счёт демонстрации себе и миру собственной половой неотразимости. Будучи неглупым, он сообразил, что не может долго морочить Монику, так как она способна достаточно быстро раскусить его ограниченность, позерство, малую образованность, истеричность. Это его не устраивало. Будь она примитивнее, он бы, конечно, пару месяцев поиграл в любовь, поводил по разным компаниям, компрометируя ее и всюду демонстрируя свою безотказную власть над ней. Но так как с Моникой такой вариант был невозможен, то он сделал то, что мог и что его устраивало – он вступил с ней в короткую связь, повсюду раструбив от этом.

Монику ранила не столько ее ошибка, сколько то, что именно ее неординарность, ее духовное богатство, которые она ценила в себе больше, чем свою внешность, оказалась вдруг соблазном для совершения подлости. В дальнейшем, встречая душевно богатого юношу, она испытывала страх, что вновь получит горький урок.

Если истерик опасен своей холодностью и расчетливой агрессивностью, то возбудимый или эпилептоидный психопат может вызвать развитие невроза, терроризируя свою избранницу. На ревущем мотоцикле делает круги вокруг ее дома в любое время дня и ночи. Он дежурит у подъезда своей «любимой», избивая всех, кого заподозрит в соперничестве. Он ревнует, грозя повеситься в ее подъезде. Полиция мало чем может помочь в подобном случае, так же как и родители «Ромео», сами терроризированные психопатом-сыном. Характерно, что при всей своей «Любви» сам он и не думает хранить верность избраннице, нарушая ее при любом удобном случае и, кроме того, поддерживая постоянную выгодную для него любовную связь с женщиной намного старше его.

Справедливости ради надо уточнить, что возбудимость, гневливая взрывчатость по любому пустяку, агрессивность, бьющая через край энергия, стремление к власти и навязывание своей воли окружающим, повышенная сексуальность, выраженный поисковый инстинкт и частая связь с асоциальными группа характерны для нескольких видов психопатий.

Одной из них, кроме всех перечисленных черт, очень свойственно злобно-мрачное настроение, возникающее немотивированно. Психопат с утра ищет, на ком бы ему сорвать злобу. Ему же могут быть присущи особая вязкость и прилипчивость, тяжелая ревнивость и не просто пристрастие к алкоголю, а стремление напиться до утраты самоконтроля. Часть авторов называет психопатов такого типа эпилептоидными.

Другие психопаты меньше привязаны к алкоголю, они чаще пребывают в хорошем настроении, а в драки и сомнительные предприятия втягиваются в поисках острых ощущений, из желания показать себя, поддержать свою власть в группе. Впрочем, так ли уж существенны эти нюансы психопатий для прохожего, которого избивает на улице асоциальная группу во главе с лидером-психопатом.

Главные мотивы асоциального поведения группы – вытесненная агрессивность. Таковы шакальи стайки из 5-10 подростков или парней постарше, которые, бродя по улицам, нападают на прохожих. Избивая человека, они самоутверждаются, доказывают друг другу свою взрослость и все суперменство, на самом же деле оставаясь ущербными людьми с незрелой половой психологией.

Характерно, что один на один они не дерутся, а нападают только стаей. Происходит это не только из-за трудности, просто в одиночку драка теряет основной смысл = утверждение каждым своего ложного «мужского начала» в глазах стаи.

И так ли уж важны диагностические тонкости для девушки, столкнувшейся с тем, что половое поведение ее молодого человека оказалось инструментом злобной и расчетливой агрессивности. Она-то с трудом верила своему счастью, став объектом внимания «Фирменного парня», угощающего ее конфетами, с шиком катающего ее на машине. Иллюзии сменились шоком, когда ее совершенно преобразившийся друг после нескольких встреч заявил, что она заразила его венерической болезнью. Он угрожает вызвать ее в вендиспансер, публично осрамить на работе, опозорить перед родителями. Девушка хватается за предложение шантажиста воровать для него ампулы с наркотиками (она работала фельдшером) и попадает в еще более ужасное положение ее продолжающаяся половая связь грозит уже не только утратой самоуважения, но и утратой свободы.

Тяжелой психической травмой может обернуться не мнимое, как в этом случае шантажа, а настоящее заражение венерической болезнью.

Обсуждение закрыто.