6 марта 2012

Парадоксы поискового поведения и избирательности

сохранено в Любовь и секс, Психология |

Если половое поисковое поведение болезнетворно, то почему он часто встречает доброжелательное отношение со стороны окружающих и порой оказывается даже престижным? Наконец, почему тогда оно так широко распространено?

Может быть, в эту традицию внесет коррективы теперешний кризис со СПИДом, да и то вряд ли надолго. Большинство людей в странах европейской культуры достаточно снисходительны к удачливой внебрачной половой предприимчивости. В масштабах человечества такое ровное благодушное отношение – вовсе не закон. Есть нации и народности, где сохраняются или, увы, возрождаются традиции, грозящие смертью за прелюбодеяние. В других странах определенные молодежные круги сохраняют непримиримую ненависть к проявлениям избирательности – к верности и целомудрию. Такой образ мышления был характерен для молодежного движения 60-х годов – хиппи и «новых левых».

Многообразие оценок половых взаимоотношений объясняется тем, что в ходе исторического развития их характер, мораль менялась и продолжает меняться.

Традиционная европейская терпимость к мужскому половому поисковому поведению понятна с учетом «двойной половой морали», отражающей половое неравенство и дискриминацию женщин.

XX век принёс с собой победу женскому движению за равные права с мужчинами, отражающую новое экономическое положение женщин в современном мире. К сожалению, это справедливое социальное движение за женскую эмансипацию осложнилось и у нас, и на Западе досадным перехлестом – ложной женской эмансипацией (ЛЖЭ). Суть её в том, что представительницы прекрасного пола перенимают незрелую мужскую психологию с её атрибутами – половым поисковым поведением и агрессивностью. С появлением ЛЖЭ традиционное снисходительное отношение к мужскому поисковому поведению как реликт «двойной половой морали» не исчезло, а дополнилось вынужденным терпимым отношением к нарочитому поисковому половому поведению ложноэмансипированных женщин. С учетом сексуальной революции в рамках молодежного движения на Западе, поисковое половое поведение и вовсе стало претендовать на то, чтобы считаться современной нормой половых взаимоотношений. В дальнейшем, за рубежом такая тенденция резко пошла на спад, оставляя за собой лишь отдельные островки в виде молодежных группу и течений, отрицающих массовое движение за «новую верность». Что же касается ЛЖЭ, то это направление имеет своих ярых поборниц.

Кроме перечисленных социальных и исторических предпосылок, объясняющих широкое распространение полового поискового поведения в современном мире, необходимо учитывать еще и психологические предпосылки такого явления. Речь идет в первую очередь о парадоксах, свойственных самой избирательности.

Первый парадокс заключается в том, что избирательность – атрибут любви, т. е чувства, которое требует определенных для своего возникновения условий и которое имеет свою собственную динамику с предысторией, максимум и, увы, достаточно часто, с угасанием. Способность к избирательности, как и в целом к любви, закрепляется в результате опыта, причем, как правило, опыта счастливого. Ведь неудачи в любви чаще всего и выглядят как поисковое половое поведение и делают его привычным впредь.

Нет человека, который бы не мечтал о настоящей любви в какой-то период своей жизни. Но не все удается испытывать это чувство. И причин тому немало. Даже особенности характера, темперамента тут играют свою роль. Люди, обладающие склонность к периодическим глубоким перепадам настроения, в период душевного подъема спада настроения то же половое поисковое поведение становится предметом мучительных угрызений совести.

Известную роль в задержке гармоничного развития половой психологии играют и «комплексы неполноценности» — переживания по поводу собственных мнимых или действительных дефектов внешности, чаще всего низкого роста.

В том случае, когда любовь проходит, речь идет об угасании избирательного полового чувства. Если это несчастье случается с супругами, то их продолжает объединять супружеское партнёрство, которое предполагает супружескую верность, честность и взаимную доверительность. Конфликт возникает, когда новая любовь, которая может прийти к одному из супругов, порождает противоречие между верностью в супружеском партнёрстве и избирательном влечении к любимому человеку. Главное в этом конфликте – сохранить честность и взаимное доверие.

Второй парадокс избирательности заключается в том, что побудительным мотивом выбора порой становятся соображения престижа и стремление компенсировать комплексы неполноценности. Такие побудительные причины дополняют друг друга, так как компенсация комплекса неполноценности достигается полнее, если удается заполучить престижного партнёра (или партнёршу)

Избирательность в таких случаях совершает головокружительный кульбит. Максимально удаляясь от своего аналога в животном мире – от полового поискового инстинкта, она, тем не менее, переходит в свою противоположность, в половое поисковое поведение. Крайности, кК известно, совпадают. Парадоксально при этом, что достаточно холодные в эротическом плане натуры с минимальной потребностью в реализации сексуального влечения имитируют в своём поведении половой поисковой инстинкт.

Половая принадлежность привносит, конечно, дополнительные штрихи в сценарий разыгрываемого спектакля «одного актёра», но в целом такое извращение избирательности свойственно мужчинам, так и женщинам. Женщине с истерическими чертами характерам, страдающей сексуальной холодностью, удается ее, таким образом, гиперкомпенсировать. Мужчина также лечит свое самолюбие, уязвленное тем, что мир недостаточно оценил его достоинства. Как бы ни разыгрывался «любовный» спектакль, суть его в самоутверждении «актёра» или «актрисы» путем демонстрации собственной половой неотразимости и способности манипулировать людьми, попавшими в зависимость от них. Как правило, такое поведение агрессивно – оно сопровождается попиранием человеческого достоинства другого человека.

Анализ первого и второго парадокса избирательности позволяет сделать важные выводы:

1. Понятие «отсутствие половой избирательности» не тождественно понятию «половое поисковое поведение».

2. Термин «половое поисковое поведение» обозначает стремление реализовать половой инстинкт вне зависимости от особенностей личности партнёра, а также поиск объекта для половой связи, диктуемой соображениями престижа.

Наконец, несколько слов о третьем (сугубо мужском) парадоксе избирательности. Суть его в том, что кое-кто отрывает понятие «избирательность» от любви, приписывает это качество себе, отождествляя его с собственной способностью давать оценку женщинам (их внешним данным и сексуальной привлекательности). При этом поиск объектов «высокого качества», иными словами, половое поисковое поведение, самым парадоксальным образом выдается за его протиположность – за избирательность. Как правило, «знатоки» женщин любят щеголять свои талантом распознавая самые тонкие женские достоинства, ускользнувшие от других, менее искушенных, чем, ценителей.

В глазах врача ни широкое распространение полового поискового поведения, ни его психологическая, ни историческая объяснимость не делают его нормой. Если бы, например, статистики показали, что число курящих взрослых абсолютно превышает число некурящих, разве пристрастие к никотину стало бы после этого нормой?!

Мне могут возрастить, что мол, половое поисковое поведение – не болезнь! Однако в глаза врача – это симптом, проявление или психологического неблагополучия, или незрелости личности.

Бесплодные метания в форме полового поискового поведения, независимо от того, сознает или нет, это сам субъект, могут быть его символическим криком о помощи. В этом случае над личностью нависла угроза невротического надлома.

Нередко половое поисковое поведение представляет угрозу и для других. Речь идет об агрессивной имитации полового поискового инстинкта из престижных соображений в общении с доверчивыми половым партнёром (ему-то и грозит невроз)

Половое поисковое поведение может быть проявлением своеобразного психологического дальтонизма, когда человек лишен способности к половой избирательности и подлинной любви до самой смерти.

Наконец, половое поисковое поведение может быть временным и преходящим, как ступень созревания. В этом случае до наступления периода зрелости есть определенная опасность развития невроза, связанная с возможностью возникновения психотравмирующей ситуации при неудачном случайном партнерстве.

Зрелость половой психологии непосредственно связана с появлением способности к подлинной половой избирательности.

Наступление зрелости как таковой одновременно означает наступление периода стабилизации половой функции, её большую защищенность от возможности невротического срыва. Достигнутая зрелость не разменивается потом на мелочь поискового инстинкта, эгоизма и агрессивности, позерства и неискренности. Может смениться объект любви – ведь ничто не вечно, но если вершина духовного бытия была однажды достигнута, стремление к ней остается навсегда. Возникновение «мы» из «я» и «ты» делает возможными ощущения, какие обычно не доступны человеку.

Любовь – не нечто автономное и изолированное в психологии человека. Способность к любви, её характер сами определяют взглядами, темпераментом, совокупностью потребностей и индивидуальной шкалой ценностей индивидуума. Она такова, каков человек, какова его сущность. Жизненный опт, степень духовного богатства, направленность интересов – все это делает индивидуальной зрелую половую психологию человека и придает неповторимость его любви.

Любовь, в свою очередь, влияет на личность. Как самое сильное эмоциональное чувство, доступное нам, она либо делает яркими и выпуклыми те черты, которые и раньше были свойственны личности, либо выявляет те, которые прежде оставались в тени, либо, наконец, дает импульс к логическому завершению пока еще незрелых тенденций личности.

Обсуждение закрыто.